Симптомы скорой вспышки революции в России

Анатомический портрет больного организма России

Когда возникает желание чуть-чуть порассуждать о возможной революции в России (а симптомов, которые позволяют нам об этом говорить навалом), я думаю все согласятся с тем, что правильнее будет начать с самых основ, на которых возведена эта печальная рухлядь.

Что же это за основа?

Вспомним 90е годы. В этот период, под треск, который издавался разрывом доходов между богатыми и бедными, под жуткое цветение безработности, бездомности, беспризорности и как красивое следствие — криминала, под общий страх взять ипотеку и остаться без работы, под беспокойство родителей о том, какими помоями накормят их детей в школах, под глупость производства бесконечного оружия — под весь этот угнетающий симфоничный гул страны и закладывались тогда все основы сегодняшней государственности. Они и есть те гнилые корневища, на которых шатаясь и скрипя держится весь этот маразм, безумие и свинство.

Причем, надо сказать, держится очень уютно. Особенного проявления боли за будущее среди властвующих и общественности не наблюдается.

Но оставим эти лирические нотки и вернемся в тему. Наша цель вычертить внятную анатомическую картину организма сегодняшней России, а не измазать полотно слезами и переживаниями.

В начале двухтысячных годов, в период расцвета рыночной экономики, невероятного роста цены на нефть — в период когда можно было шить шёлковыми нитями современное образование, современную медицину, наладить пенсионную систему, уровень жизни — в этот удобный момент, когда можно было проделать все необходимые политические и экономические реформы, Россия, вопреки всякой разумности вновь делает акцент на армию, оружие и собственные шкурные интересы. Напомню, в тот момент Россия находилась в довольно спокойной обстановке — обстановке, когда с ней никто не воевал и никто ей тогда не угрожал.

Впрочем, Россия всегда жила в жуткой иллюзии врага вокруг. Может быть в этом и состоит её национальная идея, так как её влечение воевать и защищать страну, которой никто не угрожает очень устойчиво выдержало испытание временем и сохранилось до наших дней. Оно весело транслируется со всех каналов страны и звонко подпевается большей частью народа; оно ежегодно подогревается военными праздниками и часто подкрашивается патриотическими
ритуалами всех школ.

Имея это желание, страна напоминает страшную старуху, которая страдает булимией. Находясь в этом жутком состоянии вечного голода, она со страстью пережёвывает свой собственный народ, не испытывая при этом никакого чувства вины, потому что сильно оглушена собственной болезнью.

Такая болезнь заставляет делать весьма неутешительные прогнозы дальнейшей жизнеспособности этой старухи. Ведь как нам показывает исторический опыт — возьмём самый тёплый из них, опыт СССР — увлеченное пожирание экономического комфорта и человеческих жизней ценой оружия и армии, рано или поздно надорвёт экономический животик страны. А лежа с разорванным брюхом, в луже собственных же выделений, завоевать мир уже не получится.

В цивилизованный XXI век, где торжествует свободный бизнес, интернет, разного калибра сми, свобода слова, научная деятельность, медицина, производство техники и фильмов — в этот век совместного развития, Россия ступила с набором установок и желаний, что может быть уместен лишь для эры палеолита, где все вопросы решались только через силу и качество агрессии.

Её вклад в цивилизацию минимален.

Количество нобелевских лауреатов, которых эта страна подарила цивилизации ничтожно. И причиной тут послужит не слабость русского ума, о нет, интеллектуальный потенциал русских людей неприлично высок, и я бы даже сказал, что он во многом превосходит ум всех прочих народов; но то презрение с каким Россия относится к любому проявлению здравой, сильной и поистине красивой научной мысли, крайне ограничивает и удушает этот потенциал. Она громит анатомические коолекции в казанском университете; запрещает на долгие годы и не переводит на другие языки книги Сеченова, а важнейшие труды И.П. Павлова, что только увидели свет, сразу же оскопляются тупым ножом морали.

Продолжая говорить об отношении нежного русского менталитета к естественной работе мысли, мы можем также вспомнить ряд сильнейших интеллектуалов, которыми была богата русская критика IXX века. Из них мы назовём Д.И. Писарева, В.Г. Белинского, Н.Г. Чернышевского — каждое из перечисленных имен являет собой бриллиант в русском венце мысли. Каждый из них любил свою родину. Жертвовал во имя этой любви своим благополучием и комфортом ради того, чтобы бороться с самодержавием, бороться против унижения народа, против подавления личности. Они мечтали видеть Россию свободной и культурной страной. Но как и любая мысль, в которой виднелся блеск или лишь намёк чистого и ничем незамутненного разума — немедленно отдавалась под суд. На Белинского ежемесячно писали доносы, Писарев был арестован царскими властями, а Чернышевский был приговорён к каторжным работам на 14 лет без права возвращения из Сибири.

С тех пор, отношение России к вживлённым в её государственный венец «бриллиантам» мало изменилось. Оно по прежнему, холодное, ущемляющее и рекордно равнодушное к ним. Результат такого отношения мы можем в подробностях оценить глядя на её вялое и непривлекательное для соседей тело.

Обращаются ли к ней за кассовым фильмом, новым телефоном, автомобилем, за качественной и модной одеждой или же финансовым вопросом? Никому и в голову такое не приходит. К ней обращаются за газом и нефтью, то есть за весьма пресловутым товаром. Для научных же работ она не рентабельна. К тому же, всем хорошо известно, что недостаточно просто вкладывать свои деньги в культуру и науку, важно разумно применять их достижения на практике. Но таких следов в научном опыте России нам не найти. Мы, конечно, часто вынуждены слышать о воздушных планах догнать и перегнать запад в самых передовых отраслях. И мы даже скидываемся всей страной на этот успех. Но, спустя 10 лет и 240 млрд. бюджетных рублей, отданных народом с целью помочь «РОСНАНО», нам так и не удаётся пощупать бесплотные черты нашей мечты.

У России по прежнему четко не обозначен курс развития, а черты экономической стратегии так и не расчерчены. И тем не менее, большинство народа по-прежнему находится в нарокотическом сне, где эта страна является ему в изящном образе империи.

На чем держится эта убежденность в имперскости страны, мягко говоря, не ясно. Видимо сработал примитивный приём российских СМИ, состоящий в бесконечном повторе одной и той же мысли. Как известно, этого более чем достаточно для того, чтобы придать объём и твёрдость даже самой пустой и прозрачной глупости.

О какой «империи» может идти речь?

Обращаясь к выше изложенному описанию роли России на политическом поле, со всей достоверностью следует вывод, что мы шахтёры и дравосеки, а не дизайнеры и программисты. Империей Россия остаётся лишь в пресловутых книжках, художественных фильмах, в памяти, воображении, в культурных традициях народа. Это слово — по отношению к ней — уместно употреблять лишь в поэтических стихах или художественных текстах, но воспринимать его всерьёз глупо, и простительно только романтическим душам, которые очаровывается любой кинутой им под нос блестяшкой.

На этом русском романтизме играет большинство российского чиновничества. Они завараживают народ сладкими словами о святости патриотических чувств и вечно говорят о ненависти, которую он должен испытывать по отношению ко всем странам вокруг. За этой ширмой плотно нашитых словес, чиновники имеют полную свободу благополучно проживать вне границы своей «любимой» страны, давать чисто европейское воспитание своим детям и здорово питаться санкционным продуктом. Российские деньги они хранят в американских банках, своим же банкам — банкам ворам, уже никто из них не доверяет.

То есть, на наших глазах очевидное, выпирающее даже из под самой масштабной «ширмы» лицемерие. Оно великолепно отрепетированно и должно вызывать у нас только уважение к власти, которое она по праву требует от нас законом.

Это потрясающий чиновничий финт ушами. Таким образом, народ находит себе «нужного» врага в лице Америки, а настоящий враг — предатель своей страны, остаётся не замеченным.

Как вы могли уже и сами сделать вывод, патриотизм в России — это бешеный и крайне доходный бизнесс. Любой, даже самый психически больной чиновник, что назовет себя патриотом, получает сегодня большую защиту со стороны народа, чем самый здоровый и мыслящий свободно человек. Первый получает одобрение и доступ к народным деньгам, а второй увязнет в грязи презрения, так как посмел пройтись по дорогим и целомудренным скрепам.

Впрочем, не будем больше останавливаться на патриотизме и делать робкие жесты с целью переубедить уважаемый народ что розовое это не белое. Народ желает быть обманутым, ему так комфортней и он имеет право на этот комфорт. К тому же этот милый взгляд на мир и не имеет никакого значения. Когда вопрос касается развала страны, разговоры о качестве её архетиктурных тонкостей становятся совершенно неважными. Империи рушатся с тем же грохотом и треском, с каким валится на землю гламурное нагромождение бесформенных уродств.

Важен не стиль архитектуры, а прочность и качество идейного корсета, на котором весь этот декор висит. А у России в этом плане всё предельно хреново.

Из уважения к стране и для большей ясности статьи, прошу читателя избавить свою мысль от брошенного мной в начале текста абсолютно свободного предположения, что Россия вклинила на место нормальной идеи «желание воевать со всеми вокруг». Оставим его и не будем пока воспринимать в серьёз. Такой благородный поступок с нашей стороны стерелизует статью от возможных неудобств, а патриотов от лишней грязи.

А теперь мягко продолжим.

Увлекшись тотальным лицемерием, ложью, откровенным воровством, — под этот общий шум — в кремле как-то совсем забыли придумать идею, придумать цель, к которой должно быть устремлено всё государство. Имея же эту идею, Россия бы красиво и непредсказуемо для всех соседних стран шагала бы вперёд, удивляя и завараживая своим изящным шагом. Но увы, в действительности, всё обстоит совсем иначе.

Сейчас Россия слаба, экономически разваливающаяся, раскрадываемая властями, пронизанная социальной несправедливостью страна. Помимо прочих её «достоинтсв», необходимо также подчеркнуть её страсть — жить в вечном режиме войны, которая, очевидно, годится лишь на развлекательную роль. Оно, конечно, способно рисовать в воображении вождей приятные картинки и возбуждать в нервах ласкающие звуки, но, как мы можем проследить, такая отвлеченная от реальности эгоистическая жизнь, постепенно губит как сам организм страны, так и внешние отношения с соседями.

Она открыто желает бросаться сирийскими бомбами, пугает со всех каналов угрозами превратить мир в ядерный пепел, бесконечно ворошит прошлое своими так называемыми историческими фильмами и стабильно верна своему историческому обычаю — бесстыже расширять свои территории ценой не поддающихся подсчету жертв. То есть, на наших глазах, абсолютно нездоровая и несоответствующая цивилизованным нормам потребность страны в войнах и бесконечных убийствах.

Естесственно, такое поведение не принимается цивилизованным миром, который разными реакциями даёт понять, что так делать нельзя! Но политических психов России эти замечания не в силах успокоить.

В ответ на очередные санкции, они, держа в воображении своё имперское достоинство, снова топают ножкой и снова показывают язык, совершая очередную пакость. Им наплевать, что ВВП России — менее 2% от мировой экономики. И все-равно хотят, чтобы её считали взрослой.

Такое открытое презрение соответсвовать критериям XXI века, и полное отсутствие желания налаживать взаимовыгодные отношения с цивилизованным миром, предсказуемо и аккуратно опускает страну в уютную изоляцию от внешнего мира.

Пытаться же консервировать сегодня это гноящееся содержимое. То есть всякие там великодержавные глупости, забавы с гонкой по вооружению, ущемление свобод, судебный произвол, преследование свободного бизнесса, разлагающуюся экономику, удушение слова, воровство — консервировать всё это, означает настойчиво вести Россию к революции или же к её скорой гибели.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *