Жгучие ласки художественной литературы

Несколько слов в защиту художественной литературы

Нацепить на художественную литературу множество грязных ярлыков может каждый узкий реалист. Как правило, такой узкий реалист очень сильно увлекается сражением и, окутавшись в боевую пыль, в порыве чистой злобы, начинает размахивать своим мечем в разные стороны, с целью задеть своего врага. Таких бойцов полно и среди критиков литературы.

У подобных, крайних реалистов, принято смотреть на художественную литературу, как на источник всяческого зла. Их ум засушен книжными теориями, а простое человеческое чувство задавлено научным элементом. Такие люди больше не в состоянии найти в подобных книгах спокойного наслаждения: всё для них безвкусица и бледность.

Между тем, большинство читателей находят в этом чтении позволительную забаву, в чем, в принципе, есть своя доля объективности. Такие люди обычно сядут возле своего окна, за которым высоко над крышами висит красноватое зарево и бесшумно кружит снег, подожгут сигаретку и отдадутся во власть обаятельности языка и очарованию наглядно нарисованных картин. Жесткий и строго упорядоченный ум лишен подобных удовольствий. Он железным языком разрезает каждое, произвольно нарисованное полотно и грубо требует реальности от писателя. Иначе говоря, он запрещает быть ему фантазёром и желает чтобы каждый читатель разделял его мнение.

Но вышивать людей по собственному лекалу, по меркам, принятым в своей башке, значит впадать в трагическую ошибку. Ведь реалист на то и реалист, что понимает материальную причинность встречающихся вещей. А попытка ампутировать в человеке естественную и действительно существующую потребность или способность наслаждаться красотой, нежностью и переливами красок, означает уход от реализма в чистый идеализм, который тем и славится, что только предписывает всем законы о том как жить и к какой мерке подгонять свои умственные способности.

Эти, увлеченные реализмом люди, часто забывают о первостепенной задаче фильмов и художественных книг, которая состоит в том, чтобы воспламенить чувства читателя или зрителя. В таких произведениях сливаются и говорят друг с другом не действительные люди, а лица созданные автором или сценаристом. Положения вовсе не могут быть реальны. Они припудрены, натянуты, произвольно сшиты между собою только нитью автора, который и не претендовал на реальность. Его задача: ощутимо спроецировать свой взгляд на мир. Причем спроецировать так, чтобы его чувство передалось и пробежало по нервам читателя. Там нет действительности, там искусственны ситуации, там даже могут быть ложными все выводы, но главное, там верно чувство и бездна поэзии. Поэтому не нужно осуждать писателя романиста за неверность образов. Вынужденно вмешенный кусочек реализма может случайно изуродовать прелестную мечту, а это убивает чувство. В подобных местах никто и не ищет истины, там лишь огненное и кипучее чувство, которое всеми силами пытается повысить и сохранить автор.

Как вы могли догадаться, здесь речь идет лишь только о талантливых и гениальных творцах чувства, которые положили свою жизнь и силы на развитие в себе этого навыка. Нам не должно быть дела до жалких любителей, которые настолько влюблены в себя и в собственную мысль, что забывают использовать краски, и лепят свои образы из сухой грязи. Конечно, иногда они и вмешивают немного глины в эту грязь, для того чтобы придать своему образу крепкие и устойчивые формы, но этой благородной глины оказывается настолько мало, что цельный образ со временем просто расползается по мозгу читателя, не оставляя ни одной отчетливой черты.

Теперь мы мягко перейдем к деятельной роли художественного слова, значительно сузив круг достойных претендентов на эту роль жесткими уточнениями, которые расположим ниже. Здесь пойдет разговор о качествах, которыми должен обладать достойный автор. В первую очередь, он должен быть тонким психологом. Ведь чтобы уловить и передать даже самые незаметные и прозрачные движения ума, нужно уметь сперва их выцепить своим остро наточенным взглядом. Сюда же мы прибавим чрезвычайную наблюдательность, тонкий анализ общественной жизни, и, безусловно, способность четко гравировать и передавать все живописные и тончайшие изгибы природы. Всё это он должен проделывать с изящной простотой, объясняя каждое своё слово. Иначе его мысль отразится в уме читателя неверно. Все непонятые пробелы будут дорисованы им, а разрывы мысли соединены множеством натяжек. Здесь нам, наверное, удалось отметить все черты и навыки, которыми должен владеть мастер чувства. Перейдем к его роли в жизни общества.

Задача этого гениального писателя трогательно обрисовать перед нами все важнейшие части человеческой жизни, разъяснить и пролить свет на то, что еще безмолвно живет в нас, и дать этому залежавшемуся чувству свежего воздуха. Это необходимо обществу, для того чтобы основательно размышлять и действовать. Но тут важно не забывать, что художник слова, как и поэт это личность мыслящая крайностями. Он обязан мыслить горячими положениями, ведь для того, чтобы писать кровью сердца и соком нервов, ему необходимо безоговорочно любить тот взгляд на жизнь, которого он придерживается. Строго говоря, истинными поэтами и художниками мы можем смело назвать те личности, которые на протяжении всей истории обнажали перед нами страдания человечества, а учеными и мыслителями тех людей, которые занимались лечением и поиском средств исправить вывихнутое чувство.

Видите ли, есть люди, которые не могут смотреть холодным и критическим взглядом на все, что их окружает. Им нужно горячо любить и жарко отдаваться какомунибудь принципу. Для них жить без привязанности, значит жить чистым отрицанием, не веря ни в себя ни в окружающих, ни в своё будущее. Чтобы ужиться с безусловным сомнением во всём, полагаясь только на науку, необходимо обладать большим терпением и иметь огромную любовь к сложной красоте научного знания. Но у большинства нет ни того, ни другого, потому что мы воспитываемся в культуре, которая очень ненаучна. Она вся из себя гламурна и испытывает устойчивое омерзение к чистой науке; её тошнить от одного лишь взгляда на сплетения нервов и человеческие органы. От всего этого безобразия, она великолепно научилась захлопывать свои подведённые реснички. Все эти привычки перенимает себе и человечество. Людей научили закрывать глаза и погружаться в мир мечты, где им уютно. Так и к чему же нам тогда ругать людей, когда, очевидно, нужно ругать законы, по которым они воспитываются.

Вот к чему, портному, продавцу или пожарнику садиться за квантовую механику или молекулярную биологию? Чтобы точнее приспособиться к жизни? – Очень слабый аргумент, который мозг задушит после первых же страниц трудов Э.Шрёденгера или Л.Ландау.

Признайте! Наука не востребована в нашей культуре. За неё не платят и не ею достигается популярность в нашем мире. Поэтому, к чему запрещать народу наслаждаться художественной литературой, фильмом или музыкой? Это равносильно просьбе обескровить свою плоть.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *